17/12/201706:10

Аналитика

14.09 18:20 Как преодолеть в России экономический кризис?

14 сентября /ООН.рф/ В последнее время как экономисты-либералы, так и экономисты-государственники бьют в набат по поводу состояния российской экономики и перспектив ее развития. Только выход из существующей кризисной ситуации они видят по-разному, сообщает ИАЦ "SOCIUM".

Либералы утверждают, что государство должно полностью уйти из экономики. Государственники, наоборот, убеждены, что в условиях кризиса государство должно стать в экономике основным игроком.

Парадоксальность ситуации в том, что либералы, и государственники требуют от правительства одно и то же – структурных реформ в экономике. Однако правительство, по всей видимости, не намерено их проводить, а ограничивается «штопаньем» дырявого бюджета, что делает развитие современной российской экономики предельно стагнационной.

В текущем году многие эксперты ожидают падения ВВП на 5-6% против прогноза Минэкономразвития на 3%. Реальное же падение может составить до 9%. Даже те инвестиции, которые заложены в бюджете, (в России на уровне 16%, в странах БРИКС – примерно 40%, а в Китае норма инвестиций 48%, из которых более половины направляются на рост экономики) рухнули до 13%. Инфляция, по прогнозам МЭР, составит 12,2%. Расчеты показывают, что она достигнет в 2015 году порядка 16%. Соответственно, падение реальных доходов у населения составит 8-8,5%. Ожидается дальнейшая девальвация национальной валюты, так как все негативные факторы, влияющие на нее, сохраняются: падение экономики; санкции; дальнейшее снижение цены на нефть и газ; высокий корпоративный внешний долг российских компаний.

О том, что российская экономика тяжело больна, можно было понять еще в те благополучные времена, когда баррель нефти стоил 110-120 долларов США и соответственно была высокая стоимость газа, но ВВП даже в таких условиях стремительно падал. При этом не было ни санкций, ни антисанкций. Так, начиная с 1991 года, ВВП России вырос всего на ничтожных 15%, в то время как в Китае рост составил 13,5 раз. Международные резервы Китая примерно – 4,0 трл. долларов США, а золотовалютные резервы России – 350 млр. долларов США. Доля экспорта в ВВП Китая – около 25%, при этом рынки расширяются именно за счет экспорта. В последние годы перед этой страной поставлена задача постепенного сокращения экспортной составляющей и ускоренного развития внутреннего рынка, так как китайцы стремительно уходят за последние четверть века от нищеты. Они хотят жить хорошо уже сейчас, не откладывая на далекое будущее. Для этого у них есть все возможности, а китайское богатство росло в 5 раз быстрее, чем у американцев. Разрыв в богатстве между китайцами и американцами с 1991 года по 2014 год сократился с 24 до 4 раз. Доля экспорта в ВВП Китая росла практически за счет обрабатывающих отраслей, а в России доля в ВВП экспорта энергоресурсов, металлов, первичной химии и необработанной древесины – около 86%. Доля обрабатывающих отраслей – примерно 10%, из них высокотехнологичной продукции только 2%.

Итоги первой половины текущего года в экономике России просто удручающие. Практически нет показателей, которые к первому полугодию прошлого года улучшились бы. Более того, они, как правило, от месяца к месяцу в этом году ухудшаются. Так, например ВВП во втором квартале текущего года ко второму кварталу предыдущего упал на 4,6%, реальная зарплата сократилась к первому полугодию прошлого года примерно на 8,6%, соответственно реальные доходы у населения за этот период упали на 6%. Розничная продажа снизилась почти на 10%. Инфляция в последнее время сократилась из-за падения продаж, а реальные доходы, как видно из статистики, ускоряют свое падение. Это определяет, в свою очередь, падение платежеспособного спроса и сокращение выпуска продукции на 5%. По итогам года можно ожидать и все 10%. Не видно перспектив и на ближайшие время, так как инвестиции не растут, а падают примерно на 8-10%.

Повторим, что инвестиции в России на фоне стран БРИКС недопустимо низкие. Условий, при которых инвестиции при существующей модели экономики в перспективе начнут расти, нет никаких, и в том числе из-за жесткой монетарной политики Центрального Банка. Так что рассчитывать на подъем экономики в обозримом будущем не приходится. Политика сжатия денежной массы, проводимая ЦБ, означает сокращение государственных расходов, а это предполагает дальнейший уход государства с рынка, что ведет к еще большему сокращению спроса и т.д. Хотя опыт многих стран в период кризиса указывает на необходимость увеличения государственных расходов, на увеличение доли участия государства в рыночных отношениях, т.е. на увеличение спроса.

Ведущие экономисты мирового уровня резко критикуют рекомендации ЕС и МВФ для Греции и других проблемных экономик Европы по сокращению госрасходов как механизма запуска роста ВВП. Более того, их идеи заключаются в целесообразности расширения мер государства, направленных на ускоренный рост ВВП. Авторы таких рекомендаций достаточно убедительно обосновали теоретически, что рост государственных расходов и государственных заимствований на 1% при сохранении или снижении налоговых нагрузок, стимулирует рост экономики также на 1%.

Однако, в современной либеральной России – все наоборот. Правительство намерено решать все кризисные проблемы за счет сокращения социальных расходов. А это означает дальнейшее падение покупательной способности и спроса, падение производства и т.д. Правительство на публике заявляет: «все хорошо», но на практике экономика – в глубоком кризисе. Бюджет сколько не «штопай» его – весь в «дырках». А перспектива еще более мрачная. До конца года необходимо выплатить ~80 млр. долларов США по государственному долгу. Мировые цены на нефть в связи с «развязкой» иранского кризиса уже упали на 10 долл/барр., а при цене нефти ниже 50 долл/барр. бюджет залатать будет просто невозможно. Не исключено и дальнейшее падение цены нефти. Повышение кредитной ставки ФРС США укрепит доллар и, следовательно, надо ожидать дальнейшее снижение цены на нефть и ухода инвестиций с российского рынка. Вполне вероятно, что появится и ряд других внешних давлений на нашу экономику.

В таких условиях Правительство видит единственный вариант экономии средств – сокращение социальных расходов, потому что лоббировать и отстаивать интересы социально-незащищенных членов общества, по сути, некому. А вот за предложение по повышению экспортного налога на энергоресурсы до уровня, применяемого в Норвегии или в странах Персидского Залива, можно лишиться не только должности… И потому рисковать никто не хочет. Остается «резать» одну из главных статей расходов бюджета – социальную защиту населения. Таким образом завершается полный переход от смешанной модели социальной защиты к неолиберальной – предоставления адресных (точечных) социальных услуг. А эта мера – то же самое, что пытаться заливать огонь керосином. Это приведет к дальнейшему падению доходов населения. Отсюда – падение потребления и инвестиций. Следующий этап – падение российской промышленности и экономики в целом.

Что же служит главной причиной такого глубокого провала в экономике? Конечно, определенную роль сыграли внешние факторы: падения цен на нефть, санкции, контрсанкции и многое другое. Но прежде всего – это структурные проблемы, так как падение роста экономики и увод капиталов начались при цене на нефть в 110-120 долл/барр., до введения санкций и антисанкций.
Статистика показывает, что вопреки заявлениям членов Правительства, экономика России не выходит, а входит в затяжной кризис, в том числе из-за планируемого сокращения социальных расходов и падения платежеспособного спроса населения.

На этом фоне «игра» Центрального Банка с учетной ставкой означает реальное ужесточение финансово-кредитной политики. Если бы учетная ставка была ниже инфляции, это был бы стимулирующий фактор для экономики, а значительное превышение ее дестимулирует экономику. Создается впечатление, что ЦБ – сам по себе, а страна – сама по себе. Но происходит это не потому что ЦБ не хочет подставить плечо Правительству, не по злому умыслу, а потому что финансовая ситуация в стране крайне неустойчивая. В этой ситуации положение ЦБ просто патовое: увеличить учетную ставку – значит забыть о каком-либо росте экономики, снизить – создать условия для роста инфляции.

Даже из отчетов Росстата видно, что российская экономика не падает, а уже лежит. Такая ситуация бывает при комбинированном кризисе. С одной стороны – цикличный, с другой – структурный кризис. Выходить из такого положения возможно исключительно структурными реформами.

Процессы в экономике становятся явно не управляемыми. Современные эксперты вспоминают В.И. Ленина с его знаменитой формулировкой: «верхи не могут, а низы не хотят». В настоящее время народ проявляет недовольство, но пока терпит. Терпение это базируется на высоком доверии к Президенту В. Путину и категорическом неприятии в России какой-либо цветной революции. Но злоупотреблять доверием людей вечно невозможно, а улучшений в экономике не предвидится, так как современная либерально-олигархическая модель, основанная на экспорте ресурсов, исчерпала все свои резервы роста. Требуется смена экономической парадигмы, которая позволит обеспечить устойчивый рост экономики и повышение благосостояния россиян. Только такая экономика позволит России избежать повторения революционных событий 1917 года.

С другой стороны, мы являемся очевидцами, как агрессивно разворачивается так называемая «гибридная война» против нашей страны Западом во главе с Соединенными Штатами. Эта война ведется по всем направлениям жизни общества: в сфере политики, экономики, информационной, гуманитарной и особенно военной. Россия со всех сторон окружена военными базами. НАТО и США со своими силами быстрого реагирования расположились на наших границах. Отказ Соединенных Штатов в одностороннем порядке от Договора по ПРО, беспрецедентное развертывание электронного шпионажа против России и т.д. И опять-таки, вся эта агрессия, на наш взгляд, в существенной степени объясняется в первую очередь слабостью и прогрессирующей болезнью российской экономики.

Еще в старину баснописцы говорили, что «если лев тяжело болен, то все спешат его пнуть, или хотя бы, как шакалы, облаять. Лев еще жив, а над ним уже кружат стервятники». Так и сейчас находится много желающих, особенно среди наших бывших «друзей и союзников», пнуть Россию и облаять ее. К сожалению, такая геополитическая ситуация как правило заканчивается большой кровью, как в 1941– 1945 годах.

Россия в сложившейся ситуации стоит перед выбором: ждать, когда грянет 1917-й год, или ждать кровавых событий 1941-го года, или немедленно приступить к структурным реформам в экономике. Тяжелейший выбор в России обычно за лидером, который Президенту Путину В.В. сделать не так просто.

Правительство считает, что ничего радикального делать не надо, а необходимо заниматься и дальше «штопкой» бюджета. Либералы видят структурные реформы в практически полном устранении государства из экономики, полной приватизации государственной собственности, полной открытости экономики и т.д. Таким образом либералы предлагают завершить окончательный этап реформ Гайдара, которые нанесли ущерб нашей стране больше, чем фашисты во время Великой Отечественной войны.

Государственники также требуют структурных реформ в экономике, но в отличие от либералов, считают необходимым в этот критический для страны период мобилизовать все имеющиеся ресурсы как государства, так и частного бизнеса. Мобилизовать государство и народ.

В свое время авторы данной статьи разработали основные принципы «мобилизационной экономики» для России на основе обобщения опыта реформ, проводимых Ф. Рузвельтом, Л. Эрхардом, Ден Сяопином, Ли Куан Ю, российскими и советскими специалистами, которые широко были представлены в научной и публицистической литературе. (См.: «Возрождение России в условиях системного кризиса либерализма. – Москва-Симферополь: АРИАЛ, 2013 и др.). Главное, что показывает международный опыт в данной связи, это то, что роль и значение государства в условиях преодоления системных кризисов резко возрастает. Государство с неизбежностью должно вернуться в экономику как важнейший субъект и инструмент реформирования страны и, прежде всего, в систему материального производства. Теория и практика антикризисного управления широко известна. Основные ее принципы, более чем очевидны.

В контексте проведения всей мобилизационной политики в условиях специфики России, полагаем, одним из наиболее эффективных и первоначальных шагов явится введение «Обязательного Государственного Заказа» (ОГЗ) на производство стратегически важной и, прежде всего, импортозамещающей продукции. Его суть и обоснованность целесообразности неоднократно представлялись не только в научной литературе и масс-медиа, но и властным структурам. Сложилось впечатление, что концепция и механизм ОГЗ вызывает интерес у экспертного сообщества нашей страны, у зарубежных специалистов и только Правительство никак не реагирует на такие предложения. В то же время на такого рода предложения крайне раздраженно и совершенно необъективно реагируют либералы. В подтверждение своей позиции отрицания мобилизационной экономики, как правило, приводятся преимущественно два надуманных довода.

Первый. «Мобилизация – это идея осажденной крепости и изоляция России от внешнего мира».

Не только нами, но и многими другими специалистами приводились конкретные примеры из опыта проведения мобилизационной экономики в Китае, Сингапуре, Исландии и ряде других успешных экономик. Разве эти страны, используя мобилизационные методы, изолировали себя от глобальной экономики? Наоборот, Китай и Сингапур стали не только крупнейшими производителями, но и крупнейшими экспортерами в мире, в том числе и высокотехнологичной продукции. Разве Исландия, принявшая в результате всенародного референдума решение о замораживании вкладов всех нерезидентов как физических, так и юридических лиц, запретившая вывоз валюты за рубеж и принявшей целый ряд других не рыночных решений, порвала экономические отношения с другими странами? Напротив, в Исландии наблюдался бум иностранных инвестиций!

Второй довод: «Мобилизация – это не эффективная тотальная экономика, это необходимость заставлять людей работать, так как стимул в мобилизованной модели не предусмотрен».

Что касается не эффективности мобилизационной экономики, то как наглядный пример, повторим: рыночная экономика России с 1991 года по 2014 год выросла на каких-то жалких 15%, а экономика Китая, использующая элементы мобилизационной политики, выросла за это время в 13,5 раз. Такими же несостоятельными являются заявления, что в мобилизационной экономике стимулы не предусмотрены, и работников приходится заставлять трудиться мерами принуждения.

Показателем эффективности труда является и его производительность. Как известно, по производительности труда СССР отставал от передовых стран в 2-2,5 раза. Сегодняшняя рыночная Россия, в которой доля частной экономики – приблизительно 70%, отстает от среднеевропейской (а не от передовых стран, как было при СССР) в 3-4 раза. Поэтому заявления либералов, что государственная экономика менее эффективная чем частная, не выдерживают никакой критики, во всяком случае касательно российской экономики. Требования провести окончательную приватизацию государственного имущества, тем более в условиях, когда отечественный частный бизнес не имеет средств, а продавать придется за гроши зарубежному бизнесу – абсолютно неприемлемы.

Вопреки утверждениям о якобы стимулирующем факторе труда в рыночной экономике России, предлагаем сравнить данные по средней заработной плате в некоторых странах. В России за 2014 год 32,5 тыс.руб., что эквивалентно 850$ в месяц, или 10,3 тыс.$ в год; в Греции – 24,5 тыс.$; в Германии – 48,5 тыс.$; в Люксембурге – 79,5 тыс.$. Получается, что в рыночной России практически отсутствует стимулирующая роль заработной платы.

Возможно, либералы имели в виду моральный стимул, так как, по их мнению, рабочих на предприятиях Абрамовича, видимо, очень стимулирует его очередная покупка яхты, самолета или замка за деньги, заработанные рабочими? Их стимулирует, вероятно, также покупка «Челси» и новых игроков в клуб за огромные деньги? Как может стимулировать рабочих с предприятий Прохорова покупка баскетбольного клуба в США или строительство нового Дворца спорта там же? Тогда здесь необходимо так и писать, что рабочих стимулируют покупки «дорогих игрушек» их работодателями – собственниками предприятий, а не заработная плата за труд, который по сумме отработанного времени на рабочем месте в России выше, чем в Германии, Франции и США. Отсюда вывод, что производительность труда в России низкая не по причине плохого труда рабочих, а по причине низкого технологического уровня рабочих мест, что полностью лежит на совести собственников предприятий, которые должны покупать не футбольные и баскетбольные клубы за рубежом, а оснащать собственные предприятия современной технологией и новейшим оборудованием. Как следует из вышесказанного, если не будет срочно изменена существующая в России либерально-олигархическая модель экономики, перед страной в ближайшее время существующие социально-экономические проблемы примут катастрофический характер.

При внедрении же предлагаемого нами механизма ОГЗ олигархи будут вынуждены вкладывать прибыль не в приобретение личных дорогих игрушек, а в развитие и модернизацию, ранее полученных за гроши или бесплатно государственных, а теперь собственных предприятий, тем самым повышать эффективность, производительность и оплату труда. Не выполняя эти условия ОГЗ, олигархи могут вообще потерять собственные предприятия в России в пользу более эффективных собственников или созданных на их базе так называемых «народных предприятий». ОГЗ – это стимул повышения производительности, качества и эффективности труда, стимул импортозамещения, стимул внедрения самых передовых разработок, стимул подготовки специалистов и квалифицированных рабочих, стимул для развития частно-государственного партнерства, при котором государство обеспечивает господдержку частного бизнеса при условии выполнения им по всем параметрам договора в рамках ОГЗ. Тем самым ОГЗ вынуждает олигархов инвестировать в отечественную экономику, а не вывозить полученные в России капиталы за рубеж, финансируя иностранные государства, настроенные далеко не дружелюбно к нашей стране. В дополнение системы ОГЗ предлагается ряд мер по проведению независимой денежно-кредитной политики в России.

Наши исследования показывают, что ОГЗ, как инструмент государственного менеджмента, в отличие от «шоковой терапии» позволяет перейти к новой модели экономики без потрясений, не ставя на грань выживания страну и народ. Первоочередной задачей новой экономики в условиях нарастания кризиса и объявленной, по сути «гибридной войны» России Западом является незамедлительное обеспечение страны продукцией отечественного производства, создание более эффективного и самодостаточного внутреннего рынка. В конечном счете, это гарантированная военная, экономическая, политическая, продовольственная безопасность страны и безусловный стабильный рост благосостояние населения.

Возможно, нашу властную элиту шокирует название «мобилизационная экономика», назовите ее НЭП-2, назовите как Вам угодно, но что-либо делайте по структурному реформированию экономической политики страны, не ждите ни 1917-го, ни 1941-го года. Стервятники уже кружат над нашей страной в ожидании дармового пира. Первым, как всегда и везде, объявился МВФ. Трудно назвать государство, которому бы помогли рекомендации этой проамериканской организации. Так, к примеру, в настоящее время на условиях МВФ Греции выделяется третий пакет финансовой помощи в сумме 85,0 млр.евро. При этом из этой суммы более 45,0 млр.евро уйдут на выплаты по долгам кредиторам, оставшиеся 40,0 млр.евро должны обеспечить поддержку греческой экономики. Однако два предыдущих пакета финансовой помощи не только не помогли греческой экономике, а загнали государство в тяжелейший спад и в «долговую яму», из которой, вероятно, выбраться без объявления дефолта уже невозможно.

Нет смысла перечислять всех жертв рекомендаций МВФ. Можно остановиться еще лишь на близкой к нам несчастной Украине. В соответствии с рекомендациями МВФ это государство оказалось на грани дефолта; нищее население; власть-попрошайка, которая мечется по всему миру с протянутой рукой, выпрашивая новые кредиты, чтобы оплачивать хотя бы проценты по старым кредитам; развал страны; братоубийственная война и мрачная перспектива в ближайшем будущем. Даже при самом удачном выходе из сегодняшней ситуации, Украина, скорее всего, никогда не выйдет из долгов и, соответственно, из внешнего управления.

Теперь МВФ настоятельно рекомендует России то же, что ранее рекомендовал Украине:
- повысить возраст выхода на пенсию и для мужчин и для женщин от 3-х до 5-ти лет;
- сократить перечень профессий, гарантирующих выход на пенсию досрочно;
- прекратить полностью индексации пенсий в соответствии с инфляцией, начиная с 2016 года;
- сократить государственные расходы минимально на 10% ВВП;
- сократить налоговые льготы;
- уйти от системы социальной защиты населения к системе точечной социальной поддержки;
- прекратить практику энергосубсидий.
МВФ предлагает все издержки провальной экономической политики государства возложить на плечи населения. Что же Россия получит после реализации рекомендаций МВФ, а по сути второго этапа «шоковой терапии»:
- не затухание, а раздувание кризисного пожара в экономике;
- обнищание и так небогатого российского населения, экономическую и политическую дестабилизацию в России, чего и добиваются ее «заклятые» партнеры.

Таким образом, чтобы преодолеть существующий кризис в экономике современной России, необходимо незамедлительно государству «вернуться в экономику» и максимально мобилизовать усилия, направленные на ее качественную модернизацию. Расчеты показывают, что первым и важнейшим шагом в решении таких стратегических задач может стать введение «Обязательного Государственного Заказа» на производство продукции, необходимой для современного развития страны, с точки зрения обеспечения ее экономической и политической безопасности, повышения благосостояния народа в целом.

Доктор экономических наук, профессор О.А. Котолупов (г. Москва)
Доктор социологических наук, профессор П.А. Хриенко (г. Симферополь)

главная